Воспитательный дом (санкт-петербург)

Воспитательный дом в составе Мариинского ведомства

После смерти Марии Федоровны в 1828 году многочисленные учреждения, находящиеся под её руководством и патронатом, были подчинены IV отделению Канцелярии Его Императорского Величества. Мариинское ведомство специализировалось на управлении благотворительными, женскими и специализированными учебными заведениями. Количество организаций, находящихся на балансе ведомства, неуклонно росло. К началу XX века только в Москве и Петербурге находилось 339 приютов, 140 учебных заведения и 4 лечебницы.

Николай I принял воспитательный дом под своё личное покровительство, а надзор за ним поручил супруге Александре Федоровне. При Николае рушится один из главных принципов приюта — принцип доступности. Воспитательный дом стал сословно обособленным. При приёме детей необходимо было выяснять их происхождение. Дети крестьян или дети, чьё происхождение было неизвестным, отправлялись за город и становились государственными крестьянами. Таким образом, в столице оставались только дети свободных сословий, а большая часть отправлялась в деревню. Для их обучения создали около 100 сельских школ, где работали выпускники из собственной учительской семинарии. К 1905 году воспитательный дом управлял 36 округами, где училось и содержалось 33 тыс. чел.

В 1834 году в Воспитательном доме вводится раздельное образование мальчиков и девочек. Всех лиц мужского пола переводят в Гатчину, а девочки остаются в Петербурге. В 1855—1859 гг. инспектором гатчинского дома был чиновник Министерства просвещения К. Д. Ушинский.


Сцены жизни Воспитательного дома в начале 1880-х годов

Сам дом состоял из женского и сиротского институтов. Первый предназначался для детей мещан и разночинцев. Второй был образован по указу Николая I после эпидемии холеры в Петербурге в 1830 и 1831 годах. Огромные масштабы бедствия и неспособность правительства справиться с ситуацией привели к росту сиротства, особенно среди семей чиновников и служащих. Во вновь образованное подразделение принимали только девочек в возрасте до 12 лет и давали им образование по различным специальностям. Дом также сыграл значительную роль в профилактике эпидемиологических заболеваний в городе и окрестностях. В середине XIX века открывается отделение по изготовлению сывороток против эпидемиологических болезней, а также по разработке детского питания.

При воспитательном доме успешно функционирует вдовья и ссудная кассы. Для консолидации их ресурсов в 1841 году опекунский совет принимает решение создать а их основе сберегательную кассу. Примечательно, что первая сберкасса открылась 1 марта 1842 года в Санкт-Петербурге по адресу Казанская ул, 7 в здании Опекунского совета Петербургского воспитательного дома.

К началу XX века в России появилась потребность в создании системы высшего педагогического образования. На основе женских педагогически курсов (Бестужевских курсов) и гимназии при Воспитательном доме усилиями историка С. Ф. Платонова и великого князя Константина Константиновича создается в 1911 году женский педагогический институт. Это было едва ли не единственное учебное заведение царской России, которое давало женщинам высшее педагогическое образование. Таким образом, к началу XX века на базе Воспитательного дома сложилась система учреждений, охватывающая весь круг вопросов, связанных с рождением, воспитанием, начальным, средним и высшим образованием. Это была многопрофильная структура, крупнейший центр по оказанию акушерской и педиатрической помощи. В стенах воспитательного дома работали лучшие профессора, которые заложили традиции классического университетского образования

Воспитательный дом под руководством Марии Федоровны

В 1797 году по указу Павла I петербургский и московский воспитательные дома были переданы под руководство императрицы Марии Федоровны. Это означало, что воспитательные дома переходят под личную защиту и покровительство императорской фамилии. С этих пор филантропия становятся традицией у правящей элиты. Благотворительные учреждения превращались из организаций, патронируемых обществом, в официальные учреждения.

Мария Федоровна в срочном порядке пытается решить основные проблемы воспитательного дома. В связи с острой нехваткой помещений она приобретает дворец Разумовского и Бобринского (бывший Штегельманский дом) на Мойке за 450 тыс. руб. Здесь в несколько раз увеличили медицинский персонал, а также ограничили количество принимаемых детей до 500 человек. Остававшихся, главным образом здоровых, отправляли в деревни на воспитание государственным крестьянам за определённую плату. Для контроля и управления сельские местности разделили на округа, которые покрывали территорию нынешней Псковской, Новгородской, Вологодской, Ленинградской областей и Карелии. Но крестьяне плохо воспитывали приемных детей. Деньги, выделяемые воспитательным домом, использовались не по назначению. Руководство домом решило отправлять детей в особые интернаты за городом. Так, Мария Федоровна планировала построить ещё 5 воспитательных домов в пригородах столицы. Но денег хватило только на интернат в Гатчине.

Урок в школе нянь Императорского воспитательного дома. Санкт-Петербург. 1913. Фото К. К. Буллы

Урок гимнастики в Сиротском институте Ведомства учреждений императрицы Марии. Санкт-Петербург. 1900-е. Фото ателье К. К. Буллы

Императрица также является основательницей библиотеки. Во многом благодаря ей была собрана уникальная коллекция рукописей, старопечатных книг и произведений французских просветителей (в частности, энциклопедия Дидро). В фондах библиотеки имеются прижизненные издания практически всех русских классиков с дарственными надписями Воспитательному дому.

Воспитательный дом стал одним из первых в Петербурге учреждений, подготавливающих специалистов со средним специальным образованием. Оно было специализированным и ориентированным на столичный рынок труда. Учитывая государственную потребность в сельских учителях и младшем медицинском персонале, при доме открывают учительскую семинарию и медицинское училище с госпиталем. Девушки получали в основном педагогическое образование. Они устраивались гувернантками, домашними наставницами, учителями в сельских школах. Из юношей готовили канцелярских служащих, фельдшеров, фармацевтов, садоводов, некоторых отправляли служить на Балтийский флот. Практически каждый способный воспитанник мог получить высшее образование в вузах Петербурга.

В 1806 году был открыт первый в России класс для глухонемых детей. Именно петербургский Воспитательный дом стал пионером и научно-практическим центром по развитию коррекционной педагогики и дефектологии. Со времени Марии Федоровны в качестве герба используется пеликан, кормящий своих детей, который в Римской мифологии обозначал любовь к детям. Официальным символом пеликан становится в 1841 году.

Мария Федоровна внесла неоценимый вклад в развитие благотворительности. Активность вдовствующей императрицы по-разному оценивают историки. Имея перед глазами пример Екатерины II, Мария болезненно переживала отсутствие заметного влияния на государственные дела. После убийства Павла I её отстранили от дел. Но благотворительность была единственной сферой, где её власть и авторитет были неприкосновенны

Благодаря своим связям и статусу она смогла привлечь внимание общественности к решению социальных проблем, а система попечительства, созданная благодаря её усилиям, успешно просуществовала до 1917 года.

Главные надзиратели (Обер-директоры, директоры)

  • Рост, Иван Акимович (1763—1764)
  • Миллер, Герхард Фридрих (1765—1766)
  • Ваккергаген, Иван Петрович (1766—1767)
  • Насонов, Сергей Никитич (1768—1774)
  • Эссен, Антон Иванович (1776—1778)
  • Коваленский, Михаил Иванович (1778—1779)
  • Гогель, Григорий Григорьевич (1779—1795).
  • Гаврилов, Иван Алексеевич (1795—1799)
  • Тутолмин, Иван Акинфиевич (1799—1816)
  • Шредер, Пётр Богданович (1816—1828)
  • Шумов Иван Фёдорович (1829—1830)
  • Штакельберг, Борис Борисович (1830—1835)
  • Шубинский, Сергей Николаевич (1835—1837)
  • Штрик, Иван Антонович (1837—1852)
  • Багдадов, Исаия Егорович (1852—1859).
  • Драшусов, Владимир Николаевич (1859—1868)
  • Губер, Юлий Иванович (1869—1873)
  • барон Фредерикс, Николай Павлович (1873—1876)

Какие были правила в детских сиротских учреждениях при Екатерине II

В плане, утверждённом императрицей, были описаны строгие правила и для воспитанников, и для учителей. Сирот запрещалось бить и наказывать физически. Воспитатели должны были быть гуманны к своим подопечным, играть с ними и учить согласно индивидуальным особенностям каждого ребёнка. При Воспитательных домах были открыты мастерские и учебные классы. В них подросшие дети учились лекарскому и акушерскому делу, познавали азы педагогики и морского дела. Кроме того, выпустившись из детского дома, воспитанники становились вольными людьми и могли заняться чем угодно.

Воспитательный дом для сирот и подкидышей

1 сентября 1763 года императрица Екатерина II издала манифест об учреждении в Москве Воспитательного дома. Его торжественная закладка состоялась в следующем году, в день рождения создательницы — 21 апреля. Незаконнорождённые, подкидыши, сироты и дети бедных родителей могли получить там образование. Их обучали грамоте, математике, истории, иностранным языкам. Мальчики знакомились с башмачным, красильным, перчаточным, текстильным делом, огородной и дворовой работой, а девочки — с навыками домоводства, рукоделия, шитья и изготовления кружев. Кстати, обучение в нём девочек стало началом государственной политики в сфере женского образования в стране.

Кроме этого, воспитанники и воспитанницы дома получали особенные привилегии: они навсегда оставались вольными людьми, крепостными их сделать никто не мог.

Предполагалось, что учреждение будет существовать благодаря частным пожертвованиям. Сама государыня единовременно внесла туда 100 тысяч рублей — огромные по тем временам деньги — и ежегодно выделяла ещё по 50 тысяч. Екатерине II подражали

Вскоре на Воспитательный дом обратили внимание виднейшие государственные деятели, придворные сановники и приближённые императрицы — это и генерал-фельдмаршал Кирилл Разумовский, граф Алексей Орлов, княгиня Елена Нарышкина, дипломат Никита Панин и многие другие

По примеру Екатерины II воспитательные дома на частные пожертвования стали открываться и в других городах России: например, в 1770 году такое учреждение появилось в Петербурге.

В XIX веке Воспитательный дом стал готовить будущих университетских студентов и государственных служащих. Ученики, показавшие лучшие результаты, отправлялись в Академию художеств в Петербург, Московский университет и даже в университет в Страсбурге.

Собственник Воспитательного дома подал заявку на проведение реставрационных работ, сообщил глава Департамента культурного наследия Москвы Алексей Емельянов.

Здание расположено по адресу: Китайгородский проезд, д. 9, стр. 12, 25-28, 30-31. И хотя строения 30 и 31 памятниками не являются, они будут включены в проект реставрации.


«Ансамбль Воспитательного дома – уникальный памятник. Это крупнейшее здание Москвы дореволюционного периода, самое значительное сооружение раннего классицизма в столице. Длина фасада по набережной составляет 379 метров. В конце 2017 года у этого объекта появился собственник, который сразу включился в работу по сохранению объекта», – сказал А. Емельянов.

По его словам, одним из условий реализации этого ансамбля на торгах было проведение работ по его сохранению и возвращению Воспитательному дому исторического облика.

«Мосгорнаследие будет строго контролировать ход работ на этих объектах», – подчеркнул А. Емельянов.

Он отметил, что в дальнейшем здания времен Екатерины II в историческом центре Москвы, которые были закрыты для посетителей последние 80 лет, станут доступны москвичам и гостям столицы для прогулок и изучения.

«Воспитательный дом 1764-1770 гг. по проекту Карла Бланка» стоит на Москворецкой набережной, на одной красной линии вместе с Кремлем, со знаменитой Чечулинской высоткой на набережной.

Архитектурный проект строений является образцом петербургской архитектуры, прекрасно адаптированной к особенностям Москвы. Крупный объем здания и четкий ритм архитектурных деталей выделяли его на фоне московской застройки.

Парадный фасад увенчан бельведером со шпилем. В отличие от декоративной насыщенной архитектуры зданий, сооруженных в середине XVIII века, фасады Воспитательного дома лаконичны.

«Следует отметить, что в прошлом году частные инвесторы отреставрировали 91 объект, это больше, чем в 2016 году. Таким образом, частный бизнес вовлечен в городскую программу реставрации и приведения в порядок имеющихся у него в собственности исторических зданий. Тем самым центру города возвращается исторический облик», – добавил глава Департамента.

Напомним, Воспитательный дом был учрежден 1 сентября 1763 года по благословению императрицы Екатерины II как благотворительное закрытое учебно-воспитательное учреждение для сирот, подкидышей и беспризорников.

Закладка здания состоялась 21 апреля 1764 г., в день рождения императрицы Екатерины II, стройка шла в течение 1764-1772 годов.


Инициатором создания Воспитательного дома стал просветитель И.И. Бецкий, который основательно занимался проблемами воспитания в России, так один из знаковых его проектов в Петербурге – Смольный. Учреждение было нужным в то время, так как было много детей, оставшихся без попечения родителей. 

На протяжении существования Воспитательного дома его перестройками и ремонтами руководили крупнейшие зодчие: Жилярди (отец и сын), Григорьев, Быковский, Самарин, Элингер и др.

Странноприимный дом графа Шереметева

Странноприимный дом в Москве появился благодаря графу Николаю Петровичу Шереметеву, сенатору, директору Дворянского банка. Там должны были находиться под опекой не только его пожилые крестьяне и дворовые люди, но и неимущие и больные жители Москвы.

В 1803 году в жизни Шереметева произошла трагедия: после рождения сына умерла его супруга Прасковья Ковалёва-Жемчугова. Она оставила «завет сожаления ближним», из-за которого Николай Петрович пришлось внести изменения в первоначальный проект своего заведения.

На устройство Странноприимного дома он потратил целое состояние — больше трёх миллионов рублей, а завещал 500 тысяч. Открылся он уже после смерти Шереметева — в июне 1810 года. По уставу он состоял из богадельни на 100 человек с увечьями и престарелых и больницы на 50 мест. Из оставленных им денег неимущие и осиротевшие девушки получали по шесть тысяч рублей, бедные ремесленники — по четыре тысячи. Храмам жертвовали по пять тысяч. Деньги тратили и на выкуп заключённых из долговых тюрем, захоронение неимущих и другие нужды. За сто лет существования Странноприимного дома его помощью воспользовались около двух миллионов человек.

Сейчас в этом здании находится Московский научно-исследовательский институт скорой помощи имени Н.В. Склифосовского.

Основные вехи

  • В 1771 году при Воспитательном доме был создан Родильный госпиталь (с 1835 года — «Санкт-Петербургское родовспомогательное заведение со школой сельских повивальных бабок при нём»)
  • 2 мая 1797 года главной начальницей над воспитательными домами была назначена императрица Мария Фёдоровна и Петербургский дом был переведен в бывший дворец графа К. Г. Разумовского (набережная Мойки, 48, архитекторы А. Ф. Кокоринов, Валлен-Деламот).
  • В 1806 году при Воспитательном доме был основан первый в России класс для глухонемых детей.
  • В 1811 году при Родильном госпитале был основан Повивальный институт.
  • В 1834 году в здании разместилось сиротское отделение (с 1837 года — Николаевский сиротский институт), а для Воспитательного дома было приобретено соседнее здание постройки начала XIX века, находящееся на набережной Мойки, дом 52.
  • В 1839—1843 годах здание было полностью перестроено (архитектор П. С. Плавов).
  • В 1868 году во дворе Воспитательного дома был установлен бюст Ивана Ивановича Бецкого — увеличенная копия, выполненная скульптором Н. А. Лаврецким с оригинала Я. И. Земельгака (1803 год).
  • В 1871—1872 годах по проекту П. К. Нотбека была построена домовая церковь во имя Апостолов Петра и Павла Воспитательного дома.
  • После Октябрьской революции, в начале 1918 года, Воспитательный дом был упразднен, и в обоих зданиях бывшего Воспитательного дома на Мойке расположился педагогический институт — ныне Российский государственный педагогический университет имени А. И. Герцена.

Статус Воспитательного дома

Принципы функционирования были определены в Генеральном плане Императорского воспитательного дома. Основной проблемой стало формирование ресурсной базы. Финансирование шло за счет «подаяний от публики», чтоб мероприятие «не было ни в малейшее отягощение Её величеству». Вся нагрузка на содержание приюта ложилась на плечи общества. Государство со своей стороны предоставляло широкие льготы: учреждение освобождалось от всех налогов и повинностей, дом имел право заниматься коммерческой деятельностью, в частности проводить операции с недвижимостью, заводить мануфактуры, учреждать лотереи, вести банковские дела. При воспитательном доме существовала ссудная касса (ломбард), куда можно было заложить движимое и недвижимое имущество под низкие проценты. Кроме того, ему было дано исключительное право клеймить игральные и гадальные карты, которые производились на собственном заводе. К 1819 он становится абсолютным монополистом на этом рынке. Приют не зависел от какого-либо ведомства и находился под непосредственной защитой императрицы. Управление осуществлял опекунский совет из 6 знатных сановников, которые лично отстаивали права воспитательного дома. Исполнение решений совета и оперативное управление выполнял главный надзиратель, полностью зависимый от воли опекунов.

История строительства

Воспитательный дом учреждён на основании «Генерального плана», составленного И. И. Бецким и утверждённым Екатериной II 1 сентября 1763. Под строительство был отдан т. н. Васильевский луг — обширный участок между Солянкой и рекой Москвой, ограниченный с запада Китайгородской стеной, а с востока стеной Белого города, упразднённого в 1760. На нём располагались Гранатный двор, Устьинские бани и мелкие постройки.

Для строительства была организована открытая подписка; императрица передала в фонд 100 тысяч рублей единовременно и подписалась на ежегодные отчисления в 50 тысяч.

Крупнейший частный жертвователь, П. А. Демидов, передал на учреждение Родильного института при Воспитательном доме 200 тысяч рублей. Бецкой лично внёс 162995 рублей.

По проекту, составленному Карлом Бланком при участии Ю. М. Фельтена, вдоль берега реки Москвы должны были быть выстроены три замкнутых корпуса-каре с обширными внутренними дворами: западный для мальчиков, восточный для девочек, и соединяющий их центральный (корделож, фр. corps de logis). Торжественная закладка состоялась 21 апреля 1764.


Западное каре было завершено в 1767, главный корпус — в 1771—1781. В 1795—1797 был замощён проезд по Москворецкой набережной, в 1801—1806 устроена её пологая гранитная облицовка. Помимо основного здания, Воспитательный дом прирастал административными зданиями по Солянке. Пост главного архитектора в конце XVIII века перешёл к династии Жилярди — вначале к Джованни (Ивану Дементьевичу) Жилярди, а с 1817 — к его более известному сыну, Доменико (Дементию Ивановичу), который совместно с А. Г. Григорьевым выстроил украшение Солянки — здание Опекунского совета. В комплекс Воспитательного дома также входит бывшее Николаевское сиротское училище и въездные ворота с Солянки со скульптурами И. П. Витали.

При пожаре 1812 года Воспитательный дом оказался практически в центре огня — к западу и северу полностью выгорел Китай-город, к востоку — Яузская часть города. Сам же главный корпус отстояли от пожара служители, оставшиеся в оккупированной Москве под руководством И. А. Тутолмина (1752—1815) для ухода за сиротами (их оставалось около 600 человек, общая численность находящихся в доме людей с учётом персонала составляла 1125 человек ) и оставленными в здании ранеными. По французским источникам, Тутолмину также помогали 13 французских жандармов; уходя из города, Наполеон передал на попечение Тутолмина французских раненых и больных в количестве около 3000 человек, из которых около 2000 умерли. Трупы хоронили у Китайгородской стены, кидали в колодцы.

В октябре 1826 года Николай I передал Московскому Воспитательному Дому каменные корпуса, оставшиеся после пожара 1812 года от бывшего Слободского дворца на Яузе. Здания эти к 1830 году были перестроены известным московским архитектором Д. И. Жилярди, с прикупкой части смежной земли у соседних владельцев, для Ремесленного учебного заведения Императорского Московского Воспитательного Дома — в будущем Императорского Московского технического училища.

После революции 1917 года приют был ликвидирован, а здания Воспитательного дома заняты профсоюзными учреждениями. В 1920-е гг. были перепланированы помещения главного здания. Тогда же по проекту архитектора И. А. Иванова-Шица вокруг владения была возведена новая ограда.

В начале 1950-х годов над зданием Воспитательного дома нависла угроза уничтожения. Старые архитекторы рассказывают, что Сталин планировал построить на этом месте ещё одно высотное здание. Предположительно, архитектор И. И. Ловейко добился того, чтобы вместо новой высотки был построен второй корпус каре по первоначальному проекту. В 1960-х годах Ловейко завершил этот проект. Возведенный второй «квадрат» в целом повторяет основные формы оригинала.

Примечания

  1. Последнюю сменило Федеральное агентство научных организаций (ФАНО России).
  2. В статье приводятся иные данные: «Согласно ведомости, представленной Тутолминым Наполеону, на 6 сентября в Воспитательном доме находилось грудных детей обоего пола 275 человек, от года до 12 лет здоровых — 207 и от года до 18 лет больных — 104 человека… Ознакомившись со списком детей… Наполеон с весьма двусмысленной улыбкой заметил, что всех взрослых девиц успели эвакуировать».
  3. В. Ю. Альбицкий, А. А. Баранов, С. А. Шер. ИМПЕРАТОРСКИЙ МОСКОВСКИЙ ВОСПИТАТЕЛЬНЫЙ ДОМ (1763—1813 — первые 50 лет в истории Научного центра здоровья детей РАМН). Москва, Союз педиатров России, 2009. — 80 с.
  4. Длугач В. Л., Португалов П. А. Осмотр Москвы. Путеводитель. — 2-е. — М.: Московский рабочий, 1938. — С. 36. — 267 с.
  5. Незазрительной — анонимный.
  6. РГАДА (Российский государственный архив древних актов). Ф. 154. Жалованные грамоты. Оп. 2. Кн. 2. С. 11-12. Копия; Полное собрание законов Российской империи. — Спб., 1830. — Т. 16, № 11908. — С. 353—354.
  7. А. А. Баранов, В. Ю. Альбицкий, С. Р. Долгова, С. А. Шер. От Императорского Московского воспитательного дома до Научного центра здоровья детей Российской академии медицинских наук. — М.: Союз педиатров России, 2008. — 32 с.
  8. Миллер Н. Ф. Из прошлого Московского воспитательного дома. — М.: Типография А. И. Мамонтова, 1893. — 75 с.
  9. С 15 сентября 1780 года должность получила название Обер-директор. Но уже в 1798 году было возвращено прежнее наименование.
  10. С мая 1857 года вместо Главного надзирателя в штате появилась должность Директора.

Архитектурные особенности[править | править код]

Вид от Марсова поля, 1870-е годы

Современный вид от Марсова поля

В плане здание — правильный четырёхугольник. Дом имел обширный внутренний двор, который впоследствии застроили флигелями. Корпус, выходящий на Марсово поле, изначально был двухэтажным с боковыми башнями и висячим садом, наподобие висячего сада Малого Эрмитажа — такую роскошь в те годы не мог себе позволить никто, кроме царских особ. Внутри двора, на уровне второго этажа, уцелели кронштейны, на которых. по-видимому, крепилась конструкция висячего сада такого же типа, как в Малом Эрмитаже, разработанная Ю. Фельтеном. Корпус, выходящий на набережную, сохранил свой первоначальный облик XVIII века.

Дом Бецкого посетил швейцарский астроном и путешественник И. Бернулли, который впоследствии так описывал свои впечатления:

Однако Бернулли не уточняет, о каком доме идёт речь. Бецкой имел два особняка (ещё один особняк для Бецкого строил Ю. Фельтен на Дворцовой наб., д. 12-14 (здание полностью разрушено во время войны). И в обоих домах был висячий сад.

Авторствоправить | править код

До сих пор не установлено авторство проекта здания. В 2005 году в Перечне объектов культурного наследия КГИОП фамилия Валлен-Деламота уже не значится. Наиболее вероятным считается авторство либо соавторство Юрия Фельтена. На последнего указывают пропорции архитектурных членений, включение ниш в композицию фасада. Интерьеры сохраняют элементы декора, характерные для творческого почерка Фельтена: горизонтальные рельефы с фигурками, вертикальные филёнки — рельефы из связок цветов и разных предметов, закреплённых лентой.


С этим читают