Как жили помещики в россии начала и средины 19 века

Всемогущий разврат помещиков

Отдельной главой сексуальной истории России стало крепостное право


Хроники говорят, что интимное внимание помещиков к своим крепостным крестьянкам было очень даже распространено. Например, во дворе уроженца Эфиопии Абрама Ганнибала, приближенного Петра I и прадеда поэта Александра Пушкина, очевидцы встречали немало смуглых и кучерявых черноволосых детишек

Предположительно, портрет Абрама (Ибрагима) Ганнибала

Не оставались в стороне и «борцы за народное счастье» декабристы. В материалах дела об участнике восстания Осипе-Юлиане Горском говорилось:

«Сперва он содержал несколько (именно трех) крестьянок, купленных им в Подольской губернии. С этим сералем он года три тому назад жил в доме Варварина. Гнусный разврат и дурное обхождение заставили несчастных девок бежать от него и искать защиты у правительства,— но дело замяли у гр. Милорадовича».

Василий Тимм «Декабристы на Сенатской площади»

Впрочем, крепостные любовницы не всегда получали плохое обращение. 70-летний помещик Кошкарев, державший 10-12 девушек в качестве своеобразного гарема и еще нескольких для ублажения гостей, довольно хорошо их обеспечивал.

«Девушки все были очень развиты: они были прекрасно одеты и получали — как и мужская прислуга — ежемесячное жалованье и денежные подарки к праздничным дням. Одевались же все, конечно, не в национальное, но в общеевропейское платье» — писал один из гостей Кошкарева.

Несмотря на распространенность этого явления, некоторые случаи все же выбивались из общего ряда и подвергались общественному осуждению. В первой четверти XIX века таким стал случай генерала-лейтенанта Льва Измайлова из Тульской губернии. Помещик отличался своенравным и жестоким характером, издевался как над крестьянами, так и над чиновниками невысокого ранга. Еще в 1802 году император Александр I писал губернатору:

«До сведения моего дошло, что отставной генерал-майор Лев Измайлов … ведя распутную и всем порокам отверзтую жизнь, приносит любострастию своему самые постыдные и для крестьян утеснительные жертвы. Я поручаю вам о справедливости сих слухов разведать, без огласки, и мне с достоверностью донести».

Александр I на портрете Степана Щукина

Однако благодаря деньгам и связям расследование тянулось десятилетиями — подробности дела открылись лишь в 1828 году. Биограф Измайлова так описывал преступления помещика, создавшего себе гарем из 30 девушек:

«Несчастные эти девушки выпускались из этого своего терема или, лучше сказать, из постоянной своей тюрьмы только для недолговременной прогулки в барском саду или же для поездки в наглухо закрытых фургонах в баню. С самыми близкими родными, не только что с братьями и сестрами, но даже и с родителями, не дозволялось им иметь свиданий. Бывали случаи, что дворовые люди, проходившие мимо их окон и поклонившиеся им издали, наказывались за это жестоко.

Многие из этих девушек, — их было всего тридцать, число же это, как постоянный комплект, никогда не изменялось, хотя лица, его составлявшие, переменялись весьма часто,— поступали в барский дом с самого малолетства, надо думать, потому, что обещали быть в свое время красавицами. Почти все они на шестнадцатом году и даже раньше попадали в барские наложницы — всегда исподневольно, а нередко и посредством насилия.

Генерал Измайлов был тоже гостеприимен по-своему: к гостям его всегда водили на ночь девушек, а для гостей значительных или же в первый еще раз приехавших выбирались невинные, хоть бы они были только лет двенадцати от роду…»

Упоминается также, что Измайлов однажды взял в гарем… свою дочь от предыдущей наложницы.

Несмотря на такие злодеяния, помещика в итоге лишь отстранили от управления имением, позволив «по уважению к тяжкой его болезни» проживать в фамильном доме.

Еще одной зловещей фигурой стал помещик из Киевской губернии Виктор Страшинский. От первых обвинений в его адрес до решения суда в 1857 году также прошло порядка 25 лет, но в итоге было выяснено, что Страшинский изнасиловал более 500 девушек, причем в его собственном имении следователи не нашли ни одной неизнасилованной крестьянки — в поисках разнообразия помещик наведывался в имения родственников. Среди жертв преступника оказались также две его дочери от изнасилованной ранее крепостной. Еще две девушки не пережили надругательств.

Наказание, вынесенное 72-летнему Страшинскому, практически повторяло наказание Измайлова — считается, что накануне реформы крепостного права император Александр II не захотел ссориться с дворянами.

Мы все — потомки рабов? Насколько ужасно было крепостное право

Смерть

Дарья Салтыкова содержалась в одиночной камере-землянке без окон: свет свечи она видела лишь тогда, когда ей приносили пищу. В тюрьме Салтычиха провела 33 года, первые 11 – в камере без света. Остальные годы её держали в камере с крошечным окошком, и на убийцу, как на редкое и страшное животное, пускали посмотреть народ. По некоторым свидетельствам, в заключении Салтычиха забеременела от охранника и родила ребёнка.

Могила Дарьи Салтыковой

Умерла Дарья Салтыкова в декабре (по старому стилю ноябре) 1801 года. Смерть пришла к серийной убийце в возрасте 71 года. Похоронили её на кладбище Донского монастыря, где ранее упокоилась вся родня Салтыковой. Надгробие сохранилось до наших дней.

Как в поэме показаны образы помещиков: анализ

Образы помещиков

По описанию этих людей можно понять, что они из себя представляют. Но более подробно рассказать не у всех получится. Если вам в школе задали сделать такое описание, то читайте далее. Вот подробный анализ, как в поэме показаны образы помещиков:

Автор оценивает помещиков с позиции крестьянина, не поощряя бездушия, лицемерия, жестокости. Несмотря на то, что все помещики разные, каждый из них неимоверно грешен. Каждый мнит себя Господом Богом, который может распоряжаться жизнями и судьбами людей, играя ими как пешками на шахматной доске. Они забывают, что у крестьян также есть свое мнение, ведь это живые люди, а не неодушевленные предметы. Помещики ленивы. Они бездельничают, измываясь над простым народом.

Вот как вспоминает о прошлом Оболт-Оболдуев:

Касательно имен, писатель наглядно демонстрирует свое пренебрежение. Имена всех панов говорящие. Как правило, богатей не почитает труды простого человека, показывает спесь и жестокость. Это вечное противостояние – и, пока жируют паны, бедный народ не может быть счастлив.

Оболт-Оболдуев


Барин Гаврила Афанасьевич уже внешне схож с образами помещиков всей Руси: круглый, усатый, пузатый, румяный. Автор использует в описание уменьшительные суффиксы с пренебрежительным ласкательным произношением – -еньк и другие. Но описание от этого не изменяется. Сигарочка, троечка, слащавость не вызывает умиления. Происходит резко противоположное отношение к персонажу. Хочется отвернуться, пройти мимо. Помещик не вызывает жалости. Барин пытается вести себя молодецки, но у него не выходит. Увидев на дороге странников, Гаврила Афанасьевич испугался. Крестьяне, получившие вольность, не отказывали себе в желании отомстить за многолетнее унижение. Он выхватывает пистолетик. Оружие в руках помещика становится игрушечным, ненастоящим.

Оболт-Оболдуев гордится происхождением, но у автора и оно вызывает сомнение. За что получил титул и власть: предок тешил царицу игрой с медведем. Другой прародитель был казнен за попытку сжечь столицу и ограбить казну. Помещик привык к комфорту. Он еще не привык к тому, что ему не прислуживают. Рассказывая о своем счастье, он просит у мужиков подушку для удобства, ковер для комфорта, рюмку хереса для настроения. Сплошной праздник помещика с множеством слуг остался в прошлом. Псовые охоты, русские потехи радовали барский дух. Оболдуева радовала власть, которой он обладал. Нравилось бить мужиков. Яркие эпитеты подбирает Некрасов «ударам» Гаврилы Афанасьевича:

  • Искросыпительные;
  • Зубодробительные;
  • Скуловоротные.

Такие метафоры не сходятся с рассказами помещика. Он утверждал, что заботился о мужиках, любил их, угощал по праздникам. Жалко Оболдуеву прошлого: кто будет миловать мужика, если бить нельзя. Связь между барствующим слоем и мужиком разорвалась. Помещик считает, что пострадали обе стороны, но чувствуется, нет его словам поддержки ни у странников, ни у автора. Хозяйство помещика приходит к упадку. Он не представляет, как вернуть ему прежнее состояние, потому что не может трудиться. Горько звучат слова Оболта:

«Коптил я небо божие, носил ливрею царскую, сорил казну народную и думал век так жить…»

Из истории возникновения дворянства

История возникновения русского дворянства начинается в конце 12 века. Тогда появилась прослойка людей, которые целиком и полностью зависели от князя. Они постоянно состояли при княжеском дворе, выполняя различные поручения (административные, судебные и другие). Эти люди буквально «кормились» из рук князя, получая в качестве вознаграждения за свои труды либо постоянно жалование, либо часть собранной дани или военной добычи.

Высшим сословием в то время считались бояре, которые были независимыми от князя, имели большие земельные наделы. У них было гораздо больше прав, чем у других.

К концу 14 века за верную службу дворяне начали получать земельные наделы, так называемые поместья. Отсюда возникло их второе название — помещики. Первоначальное имение выдавалось на срок службы. Его нельзя было продать или передать по наследству. Как только помещик уходил с государственной службы, надел возвращался в казну. Наряду с помещиками в России были вотчинники — люди, получившие землю по наследству.

В начале 18 века Петр I издал указ, согласно которому поместья сравнялись с вотчинами, теперь это было недвижимое имущество. Чуть позже, в 1762 году, был издан Манифест о вольности дворянства, в котором закреплялось монопольное право на владение землей. С этого времени помещиками стали считать владельцев тех земель, на которых жили и работали крестьяне. Состояние помещика зависело от количества душ, находящихся в его владении. Крупнейшие помещики имели более 1000 душ, средние — не менее 500. Если у землевладельца было до 100 душ, его относили к мелкопоместным. Были в России и мельчайшие помещики. Им принадлежало не больше 20 человек.

С отменой крепостного права считать души перестали. Теперь главным богатством стала земля. Ее считали десятинами (1,0925 га). Крупнейшие имения насчитывали десятки тысяч десятин. Например, графы Шереметьевы имели 75 тысяч десятин.

У среднепоместного дворянина было от 100 до 500 десятин, а у мелкопоместного — до 100. Количество крупных помещиков было невелико, две трети всех дворян были мелкопоместными и количество их неуклонно возрастало.

Связано это было с тем, что в отличие от Европы, закон о наследовании не запрещал раздел поместья между всеми наследниками. Петр I пытался противостоять подобным традициям и в 1714 году издал Указ о единонаследии, однако действовал он недолго и в 1731 году был отменен Анной Иоановной.

Весь 19 век число помещиков среди дворян неуклонно уменьшалось и перед революцией 1905 года не превышало 30%. Землю они отдавали в аренду.

После Октябрьской революции помещики были ликвидированы как класс, их земля была национализирована.

Крестьянская аренда

Каждый крестьянин договаривался с землевладельцем особо и селился на том участке земли, какой по уговору заарендовывал иногда один, а иногда с детьми, племянниками и братьями. Случалось, что и не родственники, сговорившись, снимали вместе один участок земли. Обыкновенно крестьянин снимал столько земли, сколько был в силах обработать, «занимал земли, куда топор, коса и соха ходили», т.е. насколько сил хватит, отчего и само пользование землёй долгое время называлось „посильем».

Земля измерялась тогда „обжами» на севере России, и „вытями» в местах около Москвы. Размер выти и обжи зависел от качества почвы. Выть доброй земли заключала в себе до 18 десятин в трёх полях, выть худой — до 24 десятин и даже более.

Некоторые крестьяне брали целую выть, другие половину, третьи четверть, даже одну шестую и восьмую части. Снимая у землевладельца посильную долю выти или обжи, крестьянин в особом письменном условии — „порядной грамоте» — уговаривался с землевладельцем, сколько он ему должен платить за пользование землёй. „Новоприходец» почти всегда должен был представить нескольких поручителей, которые ручались, что он будет жить за их по- рукой в селе „во крестьянех», пашню пахать и двор строить, поля городить, пашни и луга расчищать, жить тихо и смирно, корчмы не держать и никаким воровством не заниматься. В случае неисполнения обязательств, крестьянин или его поручители, платили „заставу» — неустойку.

История

Первоначально (в XVI—XVIII веках) так называли владельца имения, которое предоставлялось служилому человеку (дворянину) по обязательствам службы — военной (в основном) или государственной — на срок службы или пожизненно, в рамках поместной системы. Этим временным и договорным характером владения помещик отличался от вотчинника, владевшего землёй по наследственному праву.

В начале XVIII века, после установления подушной подати и рекрутской повинности, поместья, de facto, слились с вотчинами. Указ о единонаследии Петра I, от 14 марта 1714 года, юридически оформил это слияние; оба вида земельной собственности были объединены под именем недвижимых имуществ. Отменив этот указ, императрица Анна Иоанновна, указом 17 марта 1731 года подтвердила, тем не менее, соединение поместий и вотчин и установила для тех и других одинаковый порядок наследования. В 1746 году Елизавета Петровна запретила кому бы то ни было, кроме дворян, покупать крестьян и землю. Монопольное право на владение населёнными землями было законодательно закреплено в 1762 году в Манифесте о вольности дворянства. В результате, помещиками стали называть владельцев земель, населённых и обрабатываемых крестьянами; в отличие от землевладельцев, — тех, которые владели землёй без крестьян. После отмены крепостного права в результате реформы 1861 года, помещиками называли землевладельцев из потомственных дворян. Основные земли помещиков находились в центральных губерниях Европейской России и на Украине; в Сибири помещиков практически не было.

Имущественное положение помещиков было очень неоднородно. Основным показателем их состоятельности в 1-й половине XIX века было душевладение. К мельчайшим относились владельцы 1—20 душ (среди них: неимущие — владельцы до 10 душ; малоимущие — владельцы 10—20 душ); мелкопоместные — владельцы от 21 до 100 душ; средние — владельцы от 101 до 500 душ; крупные — владельцы от 501 до 1000 душ; крупнейшие — имевшие более 1000 душ крепостных.

По данным , в России было 103,2 тыс. помещиков, владевших 10,7 млн душ. Дворяне, имевшие не свыше 100 душ, составляли 41,6 % от всех помещиков и владели 3,2 % крепостных. Крупнейшие помещики (свыше 1000 душ), которых было только 3,8 %, имели в своей собственности 43,7 % всех помещичьих крестьян.

С отменой крепостного права основным показателем благосостояния помещиков стала их земельная собственность. В 1862 году помещики имели 87,2 млн десятин земли, в 1877-м — 73,1 млн десятин, а в 1905 году — 53,2 млн десятин. Хотя правительство всячески поддерживало дворянское землевладение, оно неуклонно уменьшалось. Значительное количество земли помещики сдавали в аренду. Уменьшалось число помещиков среди дворян: в 1877 году они составляли 56 %, в 1895 — 40 %, а в 1905 — 30 % от всех дворянских семей. К 1905 году более чем по 50 тыс. десятин земли имели 155 крупнейших землевладельцев-помещиков; всего им принадлежало 16,1 млн десятин земли (в целом по России 30 тыс. семей помещиков владели 70 млн десятин земли).

После Октябрьской революции 1917 года на основе Декрета о земле все земли помещиков были национализированы.

Основные признаки поместья

Большая площадь. Даже в Древней Руси низшие чины получали 27–80 га площади. А стандартная площадь поместья начинается от 100 га. В современном понимании поместье — это участок площадью более 1 га, чаще всего — от 100 га. Для сравнения, даже на дачных участках есть всего 6 соток, а частные дома и загородные коттеджи возводят на 5–20 сотках. Жители квартир вообще ограничены в пространстве и имеют всего 20–100 м² жилой площади в среднем.

Свой пруд. Обязательное условие для создания поместья — наличие водоема. Если его нет, делают искусственный пруд. Он выполняет сразу несколько функций. Первая — обеспечение пожарной безопасности: в случае пожара из водоема можно взять воду для тушения. Вторая — эстетическая привлекательность: дома рядом с водоемами при прочих равных всегда ценятся выше. Третья — коммерческая: при желании пруд можно зарыбить и продавать рыбу, зарабатывая еще и на этом. Также раньше водоемы использовались для различных праздников.

Свой лес. Если его нет, лес создают искусственно, высаживая многолетние деревья. В лесу можно собирать ягоды и грибы, чтобы зарабатывать на их продаже. Сегодня наличие леса — не обязательное условие для создания поместья в России.

Большой дом. В традиционных поместьях помещики жили в больших усадьбах. В них были отдельные спальни для каждого члена семьи, большие залы для приема гостей и проведения балов, отдельные комнаты для прислуги, кухни, столовые. Фасад дома обязательно был красивым. Его украшали башенками, камнями, балконами, колоннами или другими элементами в зависимости от выбранного стиля.

Отсутствие улиц. Современные поместья могут иметь улицы, но обычно расположение построек хаотичное. В Древней Руси усадьбу помещика располагали в отдалении от хозяйственных построек и домов крестьян. Сегодня жилые дома могут соседствовать с конюшнями, базами для сельскохозяйственных животных, гаражами, полями и другими участками, зданиями. Разные жилые и нежилые постройки обычно строят в месте, где есть свободное пространство.

Удаленность от города. Поместья располагаются за городом, на расстоянии минимум 2–3 километра. Поэтому такое жилье отличается экологической чистотой. Сами поместья могут быть полностью автономными: например, на территории могут располагаться котельные, ветряные электростанции, резервуары для подачи чистой питьевой воды и другие объекты. В зависимости от размеров территории, на ней могут даже находиться магазины — продуктовые, хозяйственные, другие.

Сельскохозяйственные угодья. На территории поместья обязательно есть поля для выращивания сельскохозяйственных культур, потому что жители зарабатывают сельским хозяйством на жизнь. Они выращивают картофель, кукурузу, свеклу или другие культуры, занимаются разведением сельскохозяйственных животных на мясо или продажей молока, яиц, шерсти, других производных. В современных миниатюрных поместьях животных и полей может не быть.

Отсутствие заборов. Чаще всего поместья не имеют привычных ограждений и заборов. Их отличительная особенность — живая изгородь. По всему периметру территории высаживают высокие кустарники или полосы из многолетних деревьев. Иногда делают своеобразную аллею для прогулок — делают две параллельные лесополосы. Внешняя часть отгораживает поместье, внутренняя нужна для создания аллеи. Между лесополосами делают дорожки или устанавливают лавочки. Такое ограждение дополнительно является защитой от ветра и снега — благодаря высоким деревьям, жители поместья меньше страдают от снега, ветра, метелей.

Кто такая Салтычиха. Историческая справка

19 февраля на телеканале «Россия» состоится премьера исторического сериала режиссера Егора Анашкина «Кровавая барыня», снятого по мотивам биографии помещицы Дарьи Салтыковой. Роль женщины, чье имя стало в России олицетворением жестокости и бесчеловечности, сыграла Юлия Снигирь.


Историческая справка

Вторую половину XVIII века в истории России принято называть Эпохой Просвещения и Золотым веком российского дворянства. Никогда прежде знать не была столь изысканна и галантна. Изысканность присутствовала в архитектуре и литературе, чувствах и отношениях.

Правда, жизнь крестьян, своим непосильным трудом обеспечивавших всю эту идиллию, была совсем иной. Абсолютно бесправные, они часто становились жертвами насилия и самодурства господ.

Нарицательным в истории России XVIII века стало имя столбовой дворянки Дарьи Салтыковой. Эта барыня «прославилась» садизмом, изощренными пытками и убийствами своих крепостных.

                                                  «Салтычиха». Худ. Пчелин В. Н.

В ее роду были вельможи со звучными фамилиями – Давыдовы, Мусины-Пушкины, Строгановы и Толстые. Юная Дарья жила в роскоши, получив огромное наследство.

Замуж красавица вышла за знатного жениха – ротмистра лейб-гвардии Конного полка Глеба Алексеевича Салтыкова. Дарья была счастлива в браке, бог подарил супругам двух сыновей.

Но вскоре Салтыкова потеряла мужа, став в 26 лет самой богатой вдовой России: ей принадлежали тысячи душ и огромные имения. После таинственной смерти Глеба Алексеевича она заточила себя в подмосковном поместье Троицкое (в наши дни Троицкий парк в Теплом Стане). Утолить горе молодой вдове «помогла» запредельная жестокость, которую она обрушила на своих крепостных. При этом Салтыкова была очень религиозна: регулярно совершала паломничество к святыням, жертвовала немалые деньги на нужды церкви и щедро раздавала милостыню.

Правда, набожность «кровавой барыни» не защитила ее несчастных слуг. От жестокости Салтычихи в первую очередь страдали женщины и девушки. Разъяренная помещица истязала и пытала безропотных крестьянок: обливала жертв кипятком, выдирала или поджигала им волосы, рвала уши и ноздри раскаленными щипцами. Несчастных мучеников без одежды оставляли на морозе, морили голодом, до смерти запарывали на конюшнях.

Среди загубленных помещицей были юные девушки, беременные женщины, девочки и даже младенцы.

Родственники жертв пытались жаловаться, но из-за стяжательства чиновников их имена тут же сообщались Салтычихе. Понятно, что «доносителей» барыня наказывала с особой жестокостью.

Таким образом, долгое время преступления помещицы оставались безнаказанными, а ее пытки становились все более изощренными.

По свидетельствам крестьян, Дарья Салтыкова получала удовольствие от мучений своих жертв. После зверств она яростно била поклоны в монастырях и храмах.

Однажды от руки кровожадной барыни едва не погиб дед знаменитого поэта Федора Тютчева – дворянин Николай Тютчев, у которого были с Салтыковой любовные отношения. Но под венец Тютчев пошел с другой, за что Салтычиха чуть не убила его вместе с молодой женой.

Опасаясь за свою жизнь, Николай Тютчев написал только что вступившей на престол Екатерине II. Чуть ранее двум крестьянам, жен которых убила Салтычиха, тоже удалось передать жалобу молодой императрице.

Екатерина была в ужасе. Вступив на российский престол, она желала ввести гуманные порядки и уважение к закону, поэтому следствие начали немедленно. Длилось оно более шести лет. Были опрошены сотни свидетелей. Выяснилось, что Салтычиха загубила 139 жизней, но доказать смогли убийства лишь 30 крепостных. Следствию мешал влиятельный род Салтыковых и деньги помещицы, которые шли на подкуп свидетелей.

Но связи и миллионы не помогли – Дарья Салтыкова была осуждена. Ее лишили дворянского чина, права называться человеческим именем (впредь ее следовало называть «Оно»).

Екатерина II желала смерти помещицы, однако в последний момент отменила смертный приговор. Салтычиху приговорили к пожизненному заключению в земляной яме.

В подземной тюрьме Салтыкова содержалась 11 лет. Потом ее перевели в каменную пристройку к соборной церкви Ивановского монастыря.

Всего же в тюрьме Салтычиха провела 33 года. На нее, как на страшное животное, пускали посмотреть народ. Умерла Дарья Салтыкова в 71 год. Была похоронена на кладбище Донского монастыря, где покоилась родня Салтыковой. Надгробие сохранилось до наших дней.

«Душа моя ненасытно требует мести»

Любимой горничной у Стоцкой была 16-летняя Авдотья Тимощенкова, которая прослужила ей шесть лет. Помещица любила девушку: та безупречно исполняла обязанности, имела милое личико и покорно терпела каждодневное трехразовое наказание розгами — от 50 до 200 ударов. Все тело горничной было в синяках и ссадинах, и даже на голове в нескольких местах были кровавые раны, но бить по девичью личику помещица никогда не позволяла.

После убийства Ивана Стоцкая со всей необузданностью обрушилась на девушку. Следила за ней, несколько раз замечая, как на нее бросает взгляд любимый слуга помещицы — кучер Костан Амбросиев, который по ее приказу и пытал крепостных крестьян.

Однажды Костан разбудил Авдотью посреди ночи и велел идти к госпоже. Документы того времени описывают ужасную сцену: «…принесен был огромный запас вымоченных в соленой воде розг, и, наконец, введена была в одной рубашке, босая, дрожа всем телом и бледная, как смерть, шестнадцатилетняя «злодейка». Стоцкая ласково и нежно погладила ее по голове и, слегка придерживая за руку, тихим и покорным голосом принялась уговаривать девочку, которая опустилась при ней на колени, чтобы та не плакала, не просила пощады, но терпеливо и покорно перенесла страдания, которые ее ждут, говоря ей, что они ничто по сравнению с теми адскими муками, которыми она обязана ее красивому личику и которые невыносимо раздирают ее душу с той минуты, когда впервые почувствовала она яд ревности…» Потом по приказу сумасшедшей помещицы Авдотью начали бить розгами — как можно реже и сильнее. Когда та теряла сознание, Стоцкая давала ей воды и оправдывалась: «Я тебя берегла и любила, как дочь, а теперь душа моя ненасытно требует мести и получает наслаждение в ней: я невольна совладать с собой». Девушку смертельно изранили розгами. Она умирала семь дней, лежа на холодном полу, Стоцкая время от времени ее посещала. Девушка скончалась от выпадения кишок, а ее бездыханное тело перетащили в ледник.

«Кровавая барыня» — делу Салтычихи наивысший приоритет

Вскоре после неудавшегося романа, Салтыкову доставили в суд и по личному распоряжению императрицы Екатерины II делу её придали наивысший приоритет

От чего такое внимание? Неужто одна убийца на всю империю? В то же время, что Сенат рассматривал дело Салтычихи, разбирались и другие случаи издевательств и убийств крепостных помещиками.. Так поручик Турбин собственноручно забил до смерти троих крепостных


Жена горного инженера мало того, что избивала дворовую девку, так ещё гоняла её полуголой и босой по морозу, после чего держала в холодных сенях до самой кончины. Помещица Марьина порола девку до смерти, вместе с её грудным ребёнком

Так поручик Турбин собственноручно забил до смерти троих крепостных. Жена горного инженера мало того, что избивала дворовую девку, так ещё гоняла её полуголой и босой по морозу, после чего держала в холодных сенях до самой кончины. Помещица Марьина порола девку до смерти, вместе с её грудным ребёнком.

Екатерина II Великая

Можно привести десятки примеров, мало отличающихся по степени жестокости, от преступлений Салтычихи. И это только дошедшие до Сената жалобы, сколько гибло безвинных людей ежедневно в то время, лучше и не знать.

Высший приоритет у дела был по нескольким причинам. Прежде всего, молодая императрица хотела продемонстрировать свою приверженность народу и доказать благие намерения, указав на исполнение законов. Во-вторых, Салтыкова была достаточно высокого происхождения, потому её дело всколыхнуло умы как дворян, так и простых людей, добавив ещё один «+» императрице — законы для всех одинаковые. В-третьих, рассматривая дело Салтычихи, были наказаны и все покрывавшие её зверства, что опять таки сыграло на руку самодержице.

Жертвы и преступления Салтычихи

Дело Салтычихи содержало материалов на 138 предполагаемых жертв. Из них доказали 38, «под сильнейшее подозрение» подвели ещё 26, оправдали в 11, оставшиеся же 63 случая были записаны как насилие без цели убийства. В последнем пункте значатся те, кого «кровавая барыня» совершено «точно» истязала, но умерли ли они от полученных увечий или сами по себе — неизвестно. Также бухгалтерские книги содержали множество записей о пропавших, сбежавших или уехавших крестьянах. Чаще всего к таким относились невесты или молодые жены: уехали к родителям и не вернулись; приступили к работе и внезапно скончались; сбежали с женихом или пропали без вести.

Салтычиха за «работой» — иллюстрация работы Курдюмова

Примечательно, что сведения об искалеченных, но выживших, к делу не приобщали. Следствие велось 3 года, ещё на 3 года затянулся суд. Всё это время помещица сохраняла спокойствие. Никто не хотел браться за дело Салтычихи. Высокородные чиновники были ею сплошь куплены, а те, что попроще — боялись расправы. Свидетельства крепостных веса не имели, а дворяне сплошь свидетельствовали о ней, как о даме набожной и приличной. Сама помещица-убийца продолжала посещать балы и приёмы, говорить, что «судить её не за что» и она «голубых кровей». Довести дело до приговора смогли только благодаря личному вниманию императрицы. Приговоров было целых 4. Утвердила Екатерина II только один.

Личная жизнь

Замуж красавица вышла за знатного жениха: ротмистр лейб-гвардии Конного полка Глеб Алексеевич Салтыков принадлежал к ещё более знатному роду, чем род Ивановых. Жизнь у молодых супругов сложилась вполне благополучно. Вскоре Дарья Салтыкова подарила мужу двоих сыновей – Фёдора и Николая. Как тогда было принято, мальчиков тут же записали в гвардейский полк.

Семья обитала в огромном городском доме в Москве, выстроенном возле Кузнецкого моста в районе Большой Лубянки. Позже на этом месте вырос доходный дом Торлецкого-Захарьина и другие здания, в которых сегодня размещается Федеральная служба безопасности России. Ещё одна огромная усадьба Красное, в которой часто бывала семья, размещалась на берегу речки Пахра.

Помещица Салтычиха

Дарья Салтыкова была не только высокородной столбовой дворянкой, но и весьма уважаемым человеком в обществе. Она регулярно совершала паломничество к святыням, жертвовала немалые деньги на нужды церкви и щедро раздавала милостыню. Женщина отличалась покладистым характером и рассудительностью.

Горе пришло в семью Салтыковых, когда Дарье было всего 26 лет: женщина овдовела. После смерти любимого мужа она осталась невероятно богатой, ведь от Глеба Салтыкова ей достались поместья в нескольких губерниях. Помещица получила в наследство около 600 крепостных душ в Московской, Вологодской и Костромской губерниях.

Позже свидетели по делу Салтычихи рассказали следователям, что молодая помещица при жизни супруга хотя и была строгой, но в рукоприкладстве замечена не была. Всё резко изменилось, когда Дарья Салтыкова стала вдовой.

Литература

  • Глава XV, Соборное уложение 1649 года.
  • Собрание первое, 20620, Полное собрание законов Российской империи.
  • Помещать // Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. / авт.-сост. В. И. Даль. — 2-е изд. — СПб. : Типография М. О. Вольфа, 1880—1882.
  • Беккер С.<span title=»Статья «Беккер, Сеймур» в русском разделе отсутствует»>ru</span>uk Миф о русском дворянстве. — М.: Новое литературное обозрение, 2004. — 344 с.
  • Ключевский В. О. О поместной системе в России. Курс Русской истории.
  • Полиевктов М. А. Поместье // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • В. И. Ленин, «Как навсегда спасти трудящихся от гнёта помещиков и капиталистов»

Смерды

В отношении смердов существует две основные версии: либо же это крестьяне вообще, зависимые или независимые от какого-либо феодала, либо же княжеские и владельческие (боярские, монастырские) холопы, занятые на сельскохозяйственных работах. В обоих случаях подчёркивается связь смердов с крестьянским трудом.

Учитывая некоторую противоречивость сведений о смердах, И. Я. Фроянов предлагает разделять их на внешних (покорённых племён, обложенных данью) и внутренних (как раз тех самых зависимых работников, посаженных на землю).

К. В. Лебедев «Полюдье», 1901-1908 гг.

Постараемся, охарактеризовать положение смердов по Русской Правде. Первая статья РП, упоминающая смерда, рассказывает о вире за убийство «смердьего холопа» (ст. 23 КП, ст. 13 ПП). При этом в разных списках (условно говоря, копиях, экземплярах) памятника встречаются разночтения: в ранних вариантах читаем «смердий холоп», в более поздних появляется уже «смерд и холоп». Исходя из этого, М. Н. Тихомиров полагает, что правильно более ранее прочтение, изначально же речь в статье шла о том самом посаженном на землю холопе, который выполняет не службу при дворе князя, а занимается земледелием.

Указанная вира составляет 5 грн, так же, как и за убийство холопа, что подтверждает гипотезу.

Вероятно, смерды состояли в какой-то особенной зависимости именно по отношению к князю. На эти мысли наводит ряд статей, прежде всего ст. 31 КП. Статья, повествуя о смердах, запрещает «мучать их без княжа слова», т. е. подвергать физическим наказаниям без санкции князя.

Кроме того, после смерти смерда, которые не оставлял сыновей, его наследство переходило князю (ст. 85 ПП). Дочери смерда в наследство не вступали, им выдавалось лишь приданое.

В дальнейшем встречаются владельческие смерды, которые могли быть зависимы на тех же началах уже от вотчинника или монастыря.

Вспашка сохой. Прорись миниатюры Лицевого летописного свода, XVI в.

Дарья Салтыкова — «мучительница и душегубица»

Наконец, весной 1765 года следствие было завершено — ожидалось решение Сената. Вина Салтыковой была безусловна и очевидна, однако приговор был под вопросом. Меру наказания должна была определить сама императрица. Екатерина переписывала текст приговора множество раз и окончательный вариант направила в Сенат только 2 октября 1768 года. В документе Салтыкову называли «мучительницей и душегубицей», «уродом рода человеческого» и другими нелестными словами. Помещицу лишили дворянского звания и приговорили к часу «поносительного зрелища», во время которого она должна была стоять, прикованная к столбу, с табличкой «мучительница и душегубица». Екатерина, однако, решила не выносить смертный приговор, вместо этого Салтыковой предстояло остаток жизни (а ей на момент вынесения приговора было всего 38 лет) провести в темнице, без света и права общаться с кем-либо, кроме монахини и караульного. В качестве демонстрации особого, личного отвращения к преступнице Екатерина повелела лишить Салтычиху звания «женщины» и именовала помещицу местоимением «он». 11 лет провела Салтыкова в своей темнице — это было крошечное помещение на территории монастыря. Высота потолка была около двух метров, но камера находилась ниже уровня земли, а потому свет туда не проникал. В 1779 году ее переселили в каменную пристройку, где условия были несравненно лучшими — во всяком случае там имелось окно. Кроме того, ей было позволено общаться с «визитерами» — посмотреть на изуверку было много желающих.

Ходили слухи, что она, сидя под стражей, вступила в любовную связь с одним из охранявших ее караульных и даже родила от него ребенка. Но эти сведения не нашли никакого подтверждения. Салтыкова дожила аж до 1801 года, так что можно только гадать, насколько суровыми на самом деле были условия содержания. Ее похоронили на кладбище Донского монастыря, на участке, который она приобрела еще до ареста и заточения. Вместе с ней похоронен и ее старший сын, скончавшийся также в 1801 году.


С этим читают