Концепты подводных городов, способных спасти человечество

Подводные дома после Кусто

Разумеется, помимо команды Кусто переселением человечества в океан занимались и другие исследователи. Всего в мире было запущено больше дюжины подобных проектов. Но всем им далеко не так повезло с мировой славой, хотя у многих не было проблем с финансированием.


Американские проект Tektite

К примеру, в СССР был запущен так называемый «Ихтиандр 66» — любительский проект, в ходе которого водолазам-энтузиастам удалось построить подводное жилье, ставшее их домом на трое суток. Последовавший за ним «Ихтиандр 67» был гораздо серьезнее — две недели проживания, конструкция, напоминавшая ConShelf II и эксперименты с различными животными.

«Ихтиандр 67»

Другой известный пример — три эксперимента проекта SEALAB, который был запущен на Бермудских островах в 1964 году и возобновлялся в 1965 и 1969. История базы SEALAB сама по себе достойна отдельной статьи. Интерес к подводным домам уже начал угасать, но авторы проекта смогли убедить правительство США в том, что он станет крайне полезен для космических исследований. К примеру, именно здесь тренировался будущий астронавт Скотт Карпентер, который испытывал на себе влияние изоляции и перепадов давления.

SEALAB III дала ученым массу материала для размышлений и огромный опыт для акванавтов. К сожалению, вышло это все не так, как хотелось бы организаторам. С самого начала проект преследовали проблемы, случались аварии, а фатальные неудачи шли одна за другой. Закончилось все это смертью одного из океанавтов, Берри Кэннона, который погиб во время экстренной починки подводной базы по до конца не выясненным причинам.

Кроме исследовательских проектов заселения морского дна, существует еще, как минимум, один гедонистический. Jules Undersea Lodge, переделанный из старой подводной базы, — единственный функционирующий сейчас подводный отель. За 30 лет работы его успели посетить около 10 тысяч человек, многие из которых — молодожены, решившие разнообразить медовый месяц.

А вот как выглядит то, что осталось от проекта ConShelf II сейчас. Руины первой в истории подводной общины стали местом паломничества для дайверов:

Можно сказать, что строительство гидрополисов провалилось так и не начавшись, Жак-Ив Кусто — всего лишь выживший из ума старик, а мечты о жизни на дне океана лучше оставить для фантастики и видеоигр. Но если посмотреть на все с точки зрения оптимиста, проекты, вроде ConShelf и SEALAB — это первые, хоть и слишком аккуратные шаги. На той же Луне нога человека не ступала с 1969 года, но мы все еще грезим космосом и убеждены, что через пару десятилетий колонизируем Марс. Отличие утопии Кусто только в том, что в нее мы верим меньше, хотя выглядит она, в общем-то, даже реалистичнее.

Советские «Ихтиандры»

В художественной литературе наиболее подробно создание подводных городов описал известный советский фантаст А.Р. Беляев. Не удивительно, что именно в Советском Союзе появились первые проекты создания подводных домов. Причем данные эксперименты проводились как государственными организациями, так и группами подводников энтузиастов. Одними из первых стали члены водолазного клуба «Ихтиандр», располагавшегося в Донецке. В рамках данного проекта любители подводного плавания предполагали провести несколько исследований от реакции здоровья человека на длительное пребывание под водой до создания и эксплуатации сооружений, предназначенных для жизни человека в глубинах моря. Поскольку большинство участников проекта являлись сотрудниками Института горной механики и технической кибернетики, научно-исследовательская организация оказала существенную материальную поддержку уникальному проекту. Институтом был выделен металл, из которого энтузиасты создали подводный дом в форме перевернутого стакана. Воздух в данное сооружение нагнетался при помощи списанного авиационного компрессора, а электроэнергию предполагали получать из бывшей в употреблении электростанции. Летом 1966 года проект подводного дома вывезли на мыс Таранхут в Крыму, начав подготовку к погружению. Желающих пожить в подводном доме площадью 6 кв. м. набралось более ста человек. Спускаться в подводный дом, оборудованный иллюминатором, светом, телефоном, санузлом и двумя кроватями предполагалось посменно, поскольку сооружение могло вместить лишь двух человек. Еду под воду должны были доставлять водолазы, передавая ее обитателям необычного сооружения через специальный шлюз. Наконец 22 августа 1966 года подводный дом опустили в море на глубину 11 метров. Его первым жителем стал Александр Хаес, к которому спустя сутки присоединился Дмитрий Галактионов. Первый частный эксперимент жизни под водой продолжался всего три дня, но принес его организаторам мировую известность. Спустя год эксперимент повторили. Был создан новый подводный дом в виде звезды с тремя лучами, площадью 28 кв.м. и обладающий уже четырьмя комнатами. Кроме людей в подводном здании разместили животных. Компанию людям составили крысы и кролики. Под водой обитатели необычного жилья успешно провели две недели. К сожалению, проект не получив государственной поддержки в 1969 году был закрыт.

От Тарханкута до Ласпи

Первый «Ихтиандр» был невелик: освещенный шахтными светильниками домик на две койки. Построенный вскладчину, он не мог погружаться на большие глубины, как зарубежные гидрополисы, а располагался на отметке в десять метров. Первыми акванавтами на борту «Ихтиандра» стали врач Александр Хаес и инженер Дмитрий Галактионов: они провели под водой трое суток. После них в гидрополис заселился шахтер Юрий Советов, но ему удалось прожить под водой всего сутки, а затем эксперимент прервали из-за начавшегося шторма (на такой небольшой глубине волнение ощущалось достаточно сильно и представляло нешуточную опасность).

И все-таки даже четыре дня жизни под водой были успехом! Поэтому на следующий год «Ихтиандр» вернулся в Крым. Началась экспедиция «Ихтиандр-67». Она проводилась на новом месте, под Севастополем. К этому времени сам подводный дом уже был серьезно переработан. Теперь он представлял собой не прежний маленький домик, а солидное трехсекционное сооружение, в плане напоминающее морскую звезду, и мог принимать под своей крышей не двух, а сразу пятерых акванавтов. Среди них были и первые в СССР женщины-акванавты – Марина Барац и Галина Гусева.

За те две недели, которые гидрополис простоял на дне, в нем успели побывать две смены исследователей. На сей раз проект был организован по всем правилам научных исследований, а курировали эту работу представители Института физиологии им. И. П. Павлова и Института эволюционной физиологии и биохимии им И. М. Сеченова. В экспериментах участвовал каждый акванавт. Они перемещали по дну и над ним грузы весом до 120 килограммов, работали пилами, занимались геологическими исследованиями, а вернувшись в подводный дом, занимались обработкой результатов, проходили психологические тесты и вели дневники.

Еще через год в бухте Ласпи прошел третий сезон проекта – «Ихтиандр-68». Но на этот раз исследователей подвела погода. Всего три дня сумели провести на дне участники эксперимента, а потом начался шторм, который помешал возобновить погружения. Ни в тот сезон, и никогда больше «Ихтиандр» не опускался под воду. Причина была проста – нехватка средств. Собственные ресурсы «ихтиандровцев» были исчерпаны. Сторонние спонсоры не видели смысла поддерживать проект, не могла помочь и Федерация подводного спорта, которая хоть и наградила участников «Ихтиандра-66» грамотой за проведенный эксперимент, но существенных финансовых ресурсов не имела. Рассчитывать же на помощь со стороны государства и вовсе не приходилось. Государственные средства вкладывались в другой, более солидный подводный эксперимент – в исследовательскую станцию «Черномор», которая как раз в то лето открыла свой первый сезон под Геленджиком.

Подводный дом: эксперимент подводников-любителей

1960-е были временем масштабных технологических мечтаний человечества — далекие космические путешествия и колонии, управление погодой, подземные города… Мечтали и в Советском Союзе. Правда, идею поселиться на дне океана первыми попытались воплотить не русские или американцы, а француз — изобретатель акваланга и энергичный первопроходец морей Жак-Ив Кусто. В 1962−1964 гг. он построил три подводных дома на разной глубине, в которых водолазы смогли неделями жить.


Кусто и его команда в подводном доме «Преконтинент-2». (Newsland)

Об этом узнали и советские дайверы-любители, в том числе в клубе подводного спорта «Скорпена» донецкого мединститута. С большой энергией они принялись собирали будущий подводный дом из подручных материалов. Искали металлолом, сваривали что-то, отремонтировали старинный списаный компрессор, старую электростанцию. Собранный за пять месяцев из старого барахла и палок, дом размером 6 кубических метров, получивший название «Ихтиандр», вполне сгодился для жизни: в нем были кровати, туалет, шахтные светильники, даже телефон… Все необходимое для жизни экипажа из двух человек доставлялось в «Ихтиандр» по шлангам с берега — электроэнергия, кабель связи, воздух. В специальный шлюз другие водолазы могли приносить еду жителям дома.

Ихтиандр-1 под водой. (vokrugsveta.ru)

19 августа 1966 г. «Ихтиандр» наконец погрузился под воду Черного моря на глубину 11 метров, произошло это в Крыму у мыса Тарханкут. 23 августа началась главная часть программы: погружение акванавтов в дом и их новоселье. Первыми обитателями стали хирург Александр Хаес и Дмитрий Галактионов, которого позже сменил простой шахтер Юрий Советов. В «Ихтиандре» они прожили три дня.

Из дневника экспедиции: «19 августа. Дом на месте. Он выведен на глубину и затоплен. Ушел вниз очень быстро. Место погружения дважды облетел на небольшой высоте самолет, салютовали из охотничьего ружья».

Из дневника Александра Хаеса: «23 августа. Первые сутки под водой. В доме не холодно, хотя и сильная влажность. Я довольно удобно расположился на нарах Всю ночь раскачивало дом. Несколько раз с ужасом просыпался — я терял ощущение пространства; иногда мне казалось, что вот-вот лопнут тросы, придется стремглав бросаться к выходу, но где он, с какой стороны? И где потом искать скалу, под которой лежат аварийные акваланги?! Каждый раз звонил на базу с тревогой, но уверенный голос неизменно повторял: «Саша, все в полном порядке…» Теперь все сомнения позади. Эксперимент, наш эксперимент, удался…»

Ихтиандр-2. (Пронедра)

В следующем году «Ихтиандр-2» уже был рассчитан на пятерых акванавтов и провел на 12-метровой глубине на дне Черного моря под Севастополем уже две недели. В экспедиции участвовали две женщины — первые обитательницы морского пространства: Марина Барац и Галина Гусева. Акванавты и акванавтки проводили эксперименты; взяли с собой кроликов и морских свинок (они тоже чувствовали себя под водой хорошо), что-то таскали и пилили, изучали возможности подводного дома, проходили психологические обследования. Все прошло отлично. Но в следующем году «Ихтиандру» не повезло: третий дом этого проекта смог простоять на дне всего три дня, из-за шторма пришлось сворачиваться. А затем у подводников кончились деньги. И любители, положившее начало подводном жилищному строительству СССР, уступили место государству.

Первые женщины-акванавты. (histrf.ru)

Они же. (nplit.ru)

ConShelf III — крушение надежд

После успеха проекта ConShelf II Жак-Ив Кусто получил возможность продолжить разработки и эксперименты. Так в 1965 году был начат ConShelf III, третий и, к сожалению, последний крупный эксперимент команды в этой сфере. Он был еще более амбициозным, еще более совершенным, еще более захватывающим, но, все же, последним.

Большой купол был размещен на дне Средиземного моря между Ниццей и Монако на глубине 100 метров. Шестеро человек (среди них и сын Кусто, Филипп) на протяжении трех недель выживали в подводном доме, который был гораздо более автономным, чем предыдущие. Попутно океанавты третьего проекта занимались множеством экспериментов чисто практического свойства, которые должны были дать массу информации для нефтедобывающих компаний.

Но время подводных домов ушло. Правительства и западного и восточного блоков уже окончательно сделали ставку на космос, и океан стал им не интересен

Точно также переместилось и внимание ветреной публики. Еще один удар нанесли изначальные спонсоры проектов — нефтехимические корпорации

После наблюдения за всеми тремя «Коншельфами» они пришли к выводу о том, что проще будет использовать ныряльщиков и роботов, чем полноценные и новаторские подводные деревни рабочих.

ConShelf III в разрезе

Сам Жак-Ив Кусто и его команда окончательно ухудшили отношения со спонсорами из промышленности

Вместо того чтобы указать на то, как лучше всего добыть нефть из морских шельфов, исследователи начали привлекать внимание общественности к проблемам экологии и хрупкости баланса жизни в океане. Больше о грантах на развитие подводных поселений можно было и не мечтать

Подводные жилые комплексы и рестораны уже существуют

Великолепные подводные отели и рестораны уже существуют.

Прямо сейчас люди имеют возможность создавать подводные поселения, которые могут поддерживать безопасную жизнедеятельность более 100 человек. Как сказал профессор биологии Стэнфордского университета Ян Коблик: «Нет никаких технологических препятствий. Если у вас есть деньги и потребности, вы могли бы сделать это уже сегодня… Потому что все необходимые технологические разработки, стройматериалы и сверхпрочные модульные конструкции уже испытаны и могут обеспечить не только комфортом, но и экологическим контролем подачи воздуха и влажности, а также безопасной аварийной эвакуацией».

Схема размещения подводных капсул-номеров в подводных отелях. | Фото: to-world-travel.ru.

Следующая подборка фотографий наглядно показывает, что желание и финансовые возможности позволили создать уникальные подводные сооружения. Эти фантастические объекты уже принесли незабываемые ощущения тем счастливчикам, которым удалось в них побывать.


Подводный комплекс Посейдон насчитывает 25 номеров (Фиджи).

Курорт Manta, расположенный на острове Пемба в Занзибаре имеет подводный номер.

Подводная вилла Muraka в Conrad Maldives Rangali (Мальдивы).

Роскошный отель Атлантида имеет подводную комнату «Палм» (Дубай).

Subix — подводный ресторан, который является частью курорта Niyama Private Islands Maldives (Мальдивы). | Фото: smarthomemaking.com.

Resort World Santosa из Сингапура также имеет ряд удивительных подводных апартаментов. | Фото: ru.smarthomemaking.com.

Подводный морской ресторан, который является частью курорта Anantara на Мальдивах. | Фото: ru.smarthomemaking.com.

ConShelf II — первая подводная деревня

Уже в 1963 году был запущен новый проект, который на голову превосходил предыдущий. Если ConShelf I можно назвать «первым подводным домом», то ConShelf 2 был уже настоящей подводной деревней. Здесь постоянно жили 6 человек и попугай и приплывало в гости еще множество членов экипажа «Калипсо». В общем, обстановка была как в нормальном веселом общежитии, только за окном проплывали барракуды, медузы и водолазы, а для прогулки «на свежем воздухе» приходилось надевать снаряжение аквалангиста.


Для проведения нового эксперимента был выбран шельф Красного моря, недалеко от побережья Судана. ConShelf II представлял собой не единое строение, а целый комплекс из четырех конструкций. Удивительно, но для того, чтобы собрать и установить все, понадобилось не так уж много сил и средств: всего 2 корабля, 20 моряков и 5 ныряльщиков.

Изначально предполагалось, что это действительно будет полноценная океаническая деревня с невероятными (по тем временам) шлюзами, коридорами, подводными катерами и океаническими обсерваториями. В итоге пришлось сделать все намного скромнее, но даже в таком виде результаты просто поражают.

Главное здание было сделано в виде морской звезды с четырьмя «лучами» и большой комнатой в центре. Его разместили на глубине 10 метров, где океанавты могли одновременно радоваться солнечному свету и спокойно плавать по несколько часов в день, не испытывая проблем с декомпрессией.

Одной из главных целей эксперимента было как раз выяснить, смогут ли аквалангисты без проблем опускаться на большие глубины и спокойно возвращаться в подводное жилище. Как и предполагалось, это было вполне реально. На поверхности глубоководников ждала бы смерть от резкого всплытия и кессонной болезни, но подводные дома решали эту проблему.

Шутки на глубине

По словам Джуса, главной проблемой исследователей была скука. Поэтому вторая четверка, в которую сам автор книги уже не входил, взяла в привычку подолгу общаться с «поверхностью» по радио о всяких пустяках. А однажды жители «Садко-3» чуть не устроили наблюдателям инфаркт: врачи, дежурившие у электрокардиографа, заметили вдруг, что тот стал выписывать на листе немыслимые кривые. Оказалось, что акванавты приладили датчики кардиографа котенку Кессонке, которого захватили с собой на станцию в специальном резиновом мешке.

«За три дня все в подводном доме стало для нас очень близким, — вспоминает Джус. — На земле мы обычно как-то не замечаем свиста ветра, шелеста листвы, шагов в коридоре. Здесь звуки иные. Свистит легочный аппарат. Перекатывается галька, стучат катящиеся по донному склону камни. В подводном жилище поражаешься обилию неясных, новых звуков». 

А еще, вспоминает акванавт, под водой разговаривали рыбы. Ласкири и горбыли, запущенные в экспериментальную вольеру-сетку вокруг, оказались на удивление разговорчивыми: к восьми вечера они начинали «перекликиваться» тягучими монотонными звуками, напоминающими барабанный бой. В конце концов акванаты даже научились вести с рыбами диалог: записывали их «голос» и воспроизводили с поверхности через специальные излучатели. 

«Садко-3» тоже просуществовал недолго — в конце сентября его погрузили в воды Черного моря, а в начале ноября достали обратно из-за разыгравшегося в одну из ночей шторма. 

— Этот эксперимент стал последним для нашего института, — говорит Виталий Сычев. — Наверху решили отдать финансирование в Москву, на аналогичный проект «Черномор-2». А спустя несколько лет от идеи подводных домов и вовсе отказались. Но все же в Гидромете сделали главное — доказали, что науку могут двигать вперед энтузиасты. Жаль, что от наших домов почти ничего не осталось. Только жилая капсула «Садко-3» до сих пор лежит на берегу в Сухумской бухте. Я давно прошу забрать ее в Петербург, поставить у здания нашего института. Но пока все мои просьбы остаются без ответа.

Котенок Кессонка тоже жил в подводном доме. Его доставили на станцию в резиновом мешке. Фото: Из архива Виталия Сычева

Каббалистическая астрология

В этой серии книг автор описывает теорию тонких тел. Эти тела являются оболочками физического человека на ментальном уровне. Они взаимодействуют друг с другом и в совокупности составляют структуру оккультного организма. Зодиакальные знаки выступают энергетическими каналами связи между семью тонкими телами. Каббалистическая астрология Авессалома Подводного основывается на соотношении планет и тонких тел. Они представляют собой разные энергетические принципы. По сути, это различные проявления единой мировой энергии, сосредоточенной в одном организме. Авессалом Подводный описывает, каким образом можно влиять на судьбу, управляя заложенным энергетическим потенциалом. Все события в жизнь человека приходят в соответствии с энергетическими вибрациями, которые создаются тонкими телами. Подробно рассматривается натальная карта человека, сочетания зодиакальных знаков и влияние на них планет.

История

Преконтинент-2

Первые подводные дома стали появляться в 60-х годах XX века. Пионером здесь, видимо, следует признать Жака-Ива Кусто, который в сентябре 1962 года создал первый подводный дом «Преконтинент-1 (фр.)», расположенный на глубине 10 метров, недалеко от берега, в гавани Марселя. При этом Кусто опирался на идеи и экспериментальные результаты лаборатории медицинских исследований ВМС США, возглавляемой Джорджем Бондом. «Преконтинент-1» был изготовлен из обычной металлической цистерны и за сходство с бочкой неофициально прозван «Диоген». Экипажем «Диогена» было два человека — Альбер Фалько и Клод Весли, пробывшие на глубине 10 м одну неделю. Эксперимент был признан успешным, и Кусто приступил к организации следующего этапа — созданию в Красном море, в 25 километрах от Порт-Судана, в лагуне рифа Шаб-Руми, подводного дома «Преконтинент-2 (фр.)». Желая придать эксперименту также определённый коммерческий колорит, Кусто выбрал для конструкций «Преконтинента-2» фантастические формы — например, основной дом был выполнен в виде звезды, напоминая космическую станцию из фантастического фильма о космосе. (В настоящее время остатки подводного дома Кусто, расположенные на морском дне, используются туристическими фирмами как одно из мест для дайвинга). В состав проекта «Преконтинент-2» входило несколько подводных сооружений: основной дом-звезда на глубине 11 метров, расположенный недалеко от него подводный гараж для ныряющего блюдца, склад-сарай и расположенный глубже, на глубине 27,5 метров двухместный домик «Ракета». Работа на «Преконтиненте-2» получила отражение в фильме Кусто «Мир без солнца».

Также признанный удачным проект «Преконтинент-2» получил продолжение в виде следующего за ним «Преконтинента-3», уже на 100-метровой глубине. Подводный дом «Преконтинент-3» был гораздо более проработан в инженерно-техническом плане, чем его предшественники, автономность его (независимость от судов обеспечения) была также значительно повышена.

Несмотря на успешность всех трёх «Преконтинетов», проект не получил в дальнейшем должной финансовой поддержки и продолжен не был.

SEALAB I

В 1964—1965 годах, под руководством Джорджа Бонда, в ВМС США также проводили эксперименты с подводными домами. Первый американский подводный дом «Силаб-1» (Sealab — «морская лаборатория») был расположен в 26 милях от Бермудских островов на глубине 58,5 метров и рассчитан на четверых акванавтов. Второй дом «Силаб-2» был установлен в районе Ла-Хойя на Калифорнийском побережье Тихого океана, на глубине 61 метр и был рассчитан на экипаж в 10 человек.

Первым проектом по созданию подводного дома в СССР был «Ихтиандр-66», созданный в 1966 году водолазами-любителями. С небольшим отрывом был создан «Садко-1», а после был реализован другой серийный проект «Черномор».

В 1967 году под Севастополем 2 недели функционировал подводный дом из четырёх помещений проекта «Ихтиандр».

Подводные жилые комплексы и рестораны уже существуют

Великолепные подводные отели и рестораны уже существуют.

«Нет никаких технологических препятствий. Если у вас есть деньги и потребности, вы могли бы сделать это уже сегодня… Потому что все необходимые технологические разработки, стройматериалы и сверхпрочные модульные конструкции уже испытаны и могут обеспечить не только комфортом, но и экологическим контролем подачи воздуха и влажности, а также безопасной аварийной эвакуацией»

Схема размещения подводных капсул-номеров в подводных отелях. | Фото: to-world-travel.ru.
Подводный комплекс Посейдон насчитывает 25 номеров (Фиджи).
Курорт Manta, расположенный на острове Пемба в Занзибаре имеет подводный номер.
Подводная вилла Muraka в Conrad Maldives Rangali (Мальдивы).
Роскошный отель Атлантида имеет подводную комнату «Палм» (Дубай).
Subix — подводный ресторан, который является частью курорта Niyama Private Islands Maldives (Мальдивы). | Фото: smarthomemaking.com.
Resort World Santosa из Сингапура также имеет ряд удивительных подводных апартаментов. | Фото: ru.smarthomemaking.com.
Подводный морской ресторан, который является частью курорта Anantara на Мальдивах. | Фото: ru.smarthomemaking.com.

Проект ConShelf I — первый подводный дом в истории

Установка ConShelf I

Первый раз обустроиться и выжить на дне моря удалось в 1962 году, то есть вскоре после полета Гагарина. Нетрудно догадаться, что на фоне полета в космос идея не получила и половины того внимания, которого заслуживала. И, тем не менее, это был неожиданный для всех успех.

Недалеко от французского Марселя в Средиземном море был размещен первый в истории настоящий «подводный дом». Его габариты были не так уж велики: фактически, это была металлическая бочка длиной 5 метров и 2.5 метра в диаметре. Конструкция получила негласное прозвище «Диоген» и стала прибежищем для друзей Кусто — Альбера Фалько (запомните это имя!) и Клода Уэсли.

Внутри подводного дома.

Океанавты прожили неделю на глубине 10 метров и если вы думали, что первопроходцы страдали все это время в подводном аду, то чертовски ошиблись. У Клода и Альбера были радио, телевизор, удобные койки, регулярные завтрак обед и ужин, своя библиотека и постоянный треп по рации с товарищами на «Калипсо». Кроме того, оба они по 5 часов в день плавали вблизи от нового дома, изучая морское дно и обитателей океана, после чего занимались исследовательской работой в «Диогене».

Недели на океанической базе стало достаточно, чтобы понять: жить под водой можно и это не настолько трудно, как казалось поначалу. Эксперимент требовал немедленного продолжения.


С этим читают